Василий Шумов о «Белом альбоме-2013» Культура

14 июня 2013
Василий Шумов о «Белом альбоме-2013»
Сборник "Белый альбом 2013": музыканты, которые разделяют идеи протестного движения.
11 июня музыкант и продюсер, многолетний лидер группы «Центр» Василий Шумов объявил о возобновлении сетевого проекта «Белый альбом». Год назад на предложение поддержать резолюции протестных митингов откликнулись около 350 российских групп и исполнителей: каждый из них безвозмездно передал для «Белого альбома» один из собственных треков. Инициаторами проекта вместе с Шумовым стали Артемий Троицкий и Александр Липницкий. Сбор треков для «Белого альбома-2013» начался событием — свое участие в проекте подтвердила группа «Машина времени».

Василий Шумов, эмигрировавший в США на пике своей известности в 1990 г., вернулся в Россию несколько лет назад. С тех пор он неизменно поддерживает оппозиционные акции, регулярно выступая на митингах и форумах актвистов.

Как получилось, что после многолетнего отсутствия в стране ты вернулся и сразу активно включился в общественную жизнь?

В середине нулевых годов наши старые магнитофонные альбомы начали активно переиздавать. То, что мы записывали в конце 80-х годов, а потом уже и более поздние вещи, из 90-х. Это требовало моего присутствия — презентации, гастроли. Я стал приезжать по несколько раз в год. К 2008 г. стало ясно, что моя основная сфера деятельности — в Москве. Это наложилось еще на семейные дела – я женился, появилась новая московская семья.

Что касается моего участия в протестных акциях — то это очень просто. Группа «Центр», ну и я в том числе, всегда была авангардной. Русский концептуализм, нонконформизм всегда имел отношение к протесту. Раньше для этого достаточно было просто писать и исполнять соотвествующую музыку, в 80-х это уже был поступок. Сейчас, мне кажется, для художника-нонконформиста органично быть вместе с современным протестом. Для меня очень естественно то, что я делаю.

Другие музыканты группы тебя поддерживают? На митинги, например, ходят?

Ну я в группе никого ни к чему не призываю. В акциях участвуют, на митинги ходят, когда могут. Все резолюции Болотной и Сахарова мы поддерживаем, и считаем, что они не потеряли до сих пор актуальности. Если у тебя украли кошелек, а потом говорят — ну все, это уже прошло, что об этом говорить, так просто этого оставить нельзя. Нас обворовали, украли голоса на выборах — это нерешенная проблема, она по-прежнему актуальна.

Многие считают, что музыканты — народ аполитичный и циничный.

Как говорится, и такие люди тоже есть — про которых ты говоришь — к сожалению. За последние 20 лет, после падения СССР, люди научились делать деньги на музыке, и многие музыканты — я говорю сейчас об известных, конечно, музыкантах — нашли себе такое положение, при котором они где-то пристроились при власти, при больших деньгах. Играют на корпоративах крупных банков, олигархов, выступают на мероприятиях типа «День России на Красной площади». Есть даже такое неформальное понятие «Звезды Селигера» - ну тут, наверное, комментарии излишни. Все где-то пристроены: на радио их крутят, по телевизору показывают. Они являются частью этой системы и выйти из нее не могут. Да особенно и не хотят — у них и заработки гарантированы, и известность растет. То, что где-то арестовывают людей, идет полный правовой беспредел, нарушается, по сути, Конституция и страна превращается в Северную Корею с несменяемым руководителем — им на это наплевать, превалируют личные интересы.

Откуда тогда берутся те, кто идет к тебе в проект? Это такие «белые вороны»?

К моей большой радости, такие люди тоже есть. Мне кажется, свою роль сыграла идея, что не надо специально писать какие-то «песни протеста». Для того, чтобы выразить свою гражданскую позицию, мы предлагаем предоставить для проекта «Белый альбом» любую композицию, какую музыкант сам сочтет нужным, — один трек.

Вместе с треком мы просим присылать короткую информацию о себе — почему они решили участвовать в проекте, и прошлый год дал такую картину, что музыканты от обычных людей в смысле гражданской позиции мало чем отличаются. Недовольны многие. Большинство хочет нормального европейского государства со сменяемой властью, с ответственной властью, без узурпаторов, без жуликов и воров.

В прошлом году в проекте «Белый альбом» приняло участие более 350 групп и исполнителей — как профессионалов, так и тех, кто занимается музыкой в свободное от работы время. Все они выступили как граждане, от Юрия Шевчука до тех, кто записывается в домашней студии.

А как быть с музыкальным уровнем — кто определяет, включать трек в проект или нет?

Это делаю я, как продюсер проекта. Моя позиция в том, что если трек годится по чисто техническим характеристикам, то его надо брать. Планка гибкая — ведь это гражданская акция. Мы предъявляем только базовые исполнительские и технические требования.

А по жанру есть ограничения?

Все жанры, которые только есть, принимаются. В прошлом году больше всего было поп-рока.

А на свой фестиваль «Содержание» ты бы взял их?

Тут надо различать: на фестиваль я беру группы, которые я уже знаю, — но мы регулярно проводим т. н. шоу-кейсы, куда может прийти практически каждый. Это не кастинг, когда принимают на работу, а просто группа приходит и показывает, что у нее есть, что она может. Это нужно для того чтобы познакомиться, чтобы можно было понять, что они играют, по адресу ли они обратились. Если все нормально, тогда мы их уже приглашаем на фестиваль или, скажем, к участию в гражданских акциях.

Среди трендовых критиков и музыкальных редакторов распространена такая точка зрения, что люди, идущие в «протестную музыку», просто ищут легкого способа о себе заявить и пытаются компенсировать таким образом недостаток профессионализма — что думаешь по этому поводу?

У меня для всех этих трендовых критиков есть один ответ. Всего два слова — Джон Леннон. Джон Леннон — так можешь им и передать.

Как распределены роли между организаторами проекта?

Нас трое — Артем Троиций, Александр Липницкий и я. Функции продюсера — на мне, как ни крути, кто-то должен делать основную работу. Отбирать треки, чтобы они соответствовали, следить за технической стороной... Артем Троицкий рассказывает о проекте как можно большему количеству людей, продвигает его в СМИ. Александр Липницкий ведет переговоры с известными музыкантами, сначала просто информирует их, потом договаривается об их участии — у нас же нет никакой рекламы, никаким другим способом они просто о нас не узнают. В этом году в «Белом альбоме 2013», например, участвует группа «Машина Времени».

Чье участие ты считаешь самой большой удачей прошлогоднего «Белого альбома»?

Самой большой удачей я бы назвал массовость. За короткое время, за 2-3 недели, откликнулось огромное количество людей, я этого совсем не ожидал. Было более 350 групп, и это еще я не всех включил. Приходилось и отказывать. Например, одна девушка прислала чуть ли не два листа с описанием того, как она жила на Оккупай Абае ну и т. д., но музыку прислала такую, что ставить ее было нельзя просто по техническим и исполнительским характеристикам.

Надо еще учитывать, что у нас же участие неанонимное, а для некоторых известных музыкантов это камень преткновения — сочувствуют, но боятся, как бы чего не вышло.

Что изменится по сравнению с прошлым годом?

Треки будут более доступными: любой человек, имеющий блог, сайт, может выбрать любую песню и перепостить ее у себя в один клик: https://soundcloud.com/white_album/

Есть ли обратная связь с аудиторией?

В прошлом году альбом был услышан. Это прежде всего заслуга самих участников проекта — их, повторяю, более 350 групп и исполнителей, — они разрекламировали его среди своих друзей, среди своей постоянной аудитории. Для многих музыкантов это было событие, они гордятся своим участием и стремятся, чтобы о нем узнало как можно больше людей. В отечественной рок-музыке это был первый опыт такой массовой гражданской акции.

Есть ли шанс сделать сборный концерт оффлайн?

В этом году у нас есть такая идея. Мы официально начинаем сбор треков 12 июня и отводим на это месяц. К середине июля мы посмотрим, что у нас получится — и, может быть, в Москве проведем концерт.

Организация концерта связана с расходами, где будете искать деньги?

Мы, как и в прошлом году, объявим о сборе волонтерских взносов. Даже без концерта есть небольшие затраты, порядка нескольких тысяч рублей — на хостинг и т. п.Если будем проводить концерт, надо напечатать флаеры, покрыть минимальные орграсходы. Кто сделает взносы по 50, 80, 100 рублей через Яндекс-деньги, PayPal, WebMoney, сильно нам в этом поможет.

А какая была статистика заходов на ваш сайт в прошлом году?

Безо всякой рекламной поддержки, практически без баннеров — очень быстро, за несколько дней набралось сто тысяч уникальных посетителей.

Сейчас мы переживаем период реакции, полицейщины — время страха и разочарований. Как считаешь, отразится ли это на количестве участников и интересе к проекту?

Когда мы начали этот проект в прошлом году, реакция уже началась, уже прошло 6 мая, начались аресты. Тогда я считал, что вот мы наберем на альбом треков двадцать — и хорошо. Но когда в течение первых дней пришло сто треков я перестал загадывать.
Вообще я думаю, что сейчас идеальная ситуация для консолидации гражданского движения.

В период реакции отсеиваются случайные люди, отсеиваются те, кто пришел просто по приколу — я вот ходил на митинги, видел много таких, для кого это был просто капустник. Сейчас остаются настоящие гражданские активисты.

В прошлом году многие деятели культуры принимали в организации протеста непосредственное участие, некоторые даже избрались в Координационный совет оппозиции. Ты себя видишь в таком качестве?

Что касается выборов в КС, то когда началась эта кампания, я был в длительной поездке за границей, на острове Родос, с очень плохим Интернетом. Не было возможности разобраться в этом и тем более активно участвовать.

Ну вот сейчас, вероятно, будут вторые выборы — не исключаешь своего участия?

Чтобы принять решение баллотироваться, мне нужно собрать группу поддержки, посоветоваться с людьми, которые согласились бы меня выдвинуть. Не так чтобы — встал с утра с кровати и решил, ну ладно уж, схожу, попробую. Кстати говоря, у меня такое впечатление, что некоторые из тех, кто избрался в КС, отнеслись к этому именно так — то ли пивка попить, то ли в Лондон слетать, то ли избраться в Координационный совет. Поэтому и нет чувства ответственности. Пошли первые трудности — сразу в сторону.

Может быть, это связано с тем, что это было все в первый раз, никто толком ничего не понимал — ни избиратели, ни кандидаты. Я вот, когда голосовал, выбирал тех, кого я знаю лично. Мне было важно понимать, что это за люди, что они могут и будут делать. Вот за тебя я голосовал — потому что мы уже не раз пересекались: «Антиселигер», «Последняя осень» в Менделеево... А как можно голосовать за тех, кого лично не знаешь и даже не видел ни на одном митинге? Получается, что есть какие-то фантомные оппозиционеры, про которых вроде по радио говорят, в интернете пишут — но чем именно они заняты, и какой с них спрос, непонятно. Может быть, надо, чтобы кандидатов выдвигали другие люди, хотя бы три человека?

А как это решит проблему, ведь кто угодно найдет трех человек для выдвижения?

Это повышает ответственность. Тот, кого выдвинули, перед этими тремя персонально отвечает. Если он вдруг потерял интерес, перестал этим заниматься, то есть люди, которые непосредственно могут с него спросить.

Сейчас будут выборы мэра Москвы, потом выборы в Мосгордуму. Одни говорят, что в них обязательно надо участвовать, другие считают, что играть с шулером — глупо и только укрепляет власть. Что думаешь об этом?

Выборы мэра, которые нам объявили, как снег на голову, — это такой план Барбаросса, план по захвату Москвы. Так к этому и надо относиться, надо отбиваться. Как это сделать? Думайте, сравнивайте разные тактики. Идти в лоб, заходить с фланга, какие-то еще выдумывать ходы — на войне, как на войне. Главное — сорвать план Барбаросса.

Читайте также