Эрдоган разбушевался Политика

22 марта 2017
Эрдоган разбушевался
Жажда турецкого президента стать если не султаном, то хотя бы таким же вольным властителем, как В. Путин, натолкнулась на демонстративное недовольство Брюсселя. И породила такой фонтан страстей, которого турки давно себе не позволяли.

Тихие турки

Турки начали осваивать Европу еще в те послевоенные времена, когда сама миграция имела европейский окрас. Например, итальянский (вспомните фильм «Хлеб и шоколад» с Нино Манфреди). При этом вели они себя достаточно мирно и почтительно. Поэтому Европа к ним привыкла: из примерно 5 миллионов турецких мигрантов не менее 2,7 млн. уже капитально осели, получив чужое гражданство. Для многих европейских городов «турецкие районы» с характерными лавочками и кофейнями стали привычным атрибутом, а их колонии – самыми многочисленными. Например, в Мюнхене проживает около 40 тыс.турков, в Роттердаме – 47 тыс.(второе место после суринамцев), В политкорректной Европе у них сложилась репутации образцовых мигрантов, которые чтут уставы хозяев.

Поэтому недавняя буза в Роттердаме воспринималась как нонсенс. Когда, узнав о ней из СМИ, позвонил туда дочери, она была искренне удивлена. «Не может быть! Ведь они такие мирные. В нашем районе тишина, как обычно». Впрочем, удивляться этому не стоит. Как потом выяснилось, у консульства в центре города пошуметь собралось не более 2 тыс. турок. Основная же масса предпочла остаться в стороне. Да и те, кто пришли с протестами, до битья окон и поджогов автомобилей все же не дошли. Но даже под таким, по сравнению с Парижем – вполне безобидным градусом такая реакция для роттердамцев было в шокирующую диковинку. Ведь город с рекордным для Европы процентом мигрантов (34%) и мэром-марроканцем во главе считался образцом толерантного благополучия. Впрочем, полиция свою задачу выполнила четко: толпу довольно грубо и быстро разогнали.

С этого эпизода я начал, потому что в нем емко отразились ветры, которые задувает в современной Турции ее нынешний лидер Рэджеп Эрдоган.

Страсти-мордасти

Из-за чего сыр-бор – совершенно очевидно. Европе в лице старожилов сползание Турции к султанату очень не нравится. В Брюсселе прекрасно видят и понимают, куда поведет Эрдоган страну, одержимый идеями пантюркизма и османской имперскости. Тем более, неприемлема среди старожилов ЕС та поразительная бесцеремонность, с которой Анкара пытается организовать подготовку к референдуму.

Справочно напомню, что согласно 18 поправкам к конституции 1982 года (если не считать поправки 2007, утвердившей прямые президентские выборы), принятым парламентом в третьем чтении, парламентская форма правления переводится в президентскую. Причем в самом авторитарном режиме: президент забирает себе и функции премьера, получает возможность назначать министров и распускать парламент, вводить ЧП и т.д. Осталось утвердить этот пакет на всенародном референдуме, назначенном на 16 апреля.

Однако, абсолютной уверенности в том, что страна возьмет под козырек, у Эрдогана нет. Даже после прошлогоднего путча и принятых «оргмер» турецкое общество далеко от единодушия. Опросы показывают, что оно расколото где-то в районе напополам. Поэтому результат зависит от нескольких «золотых »процентов. Вот почему пятимиллионная зарубежная диаспора – ценный резерв, от которого многое зависит. И было принято решение направить в страны, где турецкие колонии особенно велики (Германия, Франция, Нидерланды, Австрия, Швеция), эмиссаров, которые бы провели там «массово-разъяснительную» работу. О важности мероприятия говорит и ранг этих гастролеров (министры, депутаты парламента), и форма – массовые митинги.

Естественно, что такой «поход» в Европе был отвергнут. Вначале (со 2 по 7 марта) четырем турецким министрам было отказано агитировать со стороны Германии, потом (11-12 марта) – депутату в Австрии. Уклонилась от приема гостей и Швеция. А вот в Нидерландах произошла накладка. Самолету с главой турецкого МИД Мавлютом Чавушоглу голландцы отказали в посадке. А вот автомобильный эскорт министра социальной защиты Фатимы Кайя сумел со стороны Германии пересечь границу и успел добраться до Роттердама. Там возле турецкого консульства его поджидала полиция, которая объявила даме статус нон грата и отправила назад той же трассой. Получилось довольно скандально, что обернулось настоящей бурей. Эрдоган в бешенстве договорился даже до того, что обвинил голландцев в гибели 8 тыс. боснийских мусульман в Сребренице : мол их миротворцы плохо охраняли город и потворствовали беспределу боснийских сербов. По Турции прокатился поток всевозможных акций с плакатами «Рютте-фашист» и выжиманием апельсинов (оранжевый цвет – символ Оранской королевской династии).

О том, как позиционирует себя в данной ситуации Анкара свидетельствует, к примеру, такое заявление премьера Бинали Йылдыра: «Они запрещают нашим чиновникам и депутатам встречаться с нашими гражданами , живущими а границей. Эй, Европа, я обращаюсь к тебе: не лезь в наши внутренние дела , не вмешивайся в нашу политику?».

Блеск! Не мешай нам заниматься нашей политикой у вас дома…Каково!?

Эрдоган разбушевался

Некоторые наблюдатели относят его к психотипу, у которого риторика пенится и быстро выдыхается, уступая расчету и осторожности. И это похоже на правду. Во всяком случае, за последние два-три года мы имели тому немало подтверждений. Резкость и гибкость перепадов он демонстрировал и в конфликте с Россией. И в разборках с Брюсселем, которому не раз грозил «миграционной бурей» в отместку за волокиту с приемом в ЕС, но обязательства все- же продолжает выполнять. И в антиамериканских выпадах, которые никак пока не отразились ни на членстве в НАТО, ни привели к столкновениям в Сирии, где США демонстративно дружат с курдами.

Но суть, конечно, не в особенностях характера Эрдогана. А в том, каковы реальные мотивы и горизонты его в качестве ледокола, способного расколоть или нанести хотя бы заметное повреждение айсбергу ЕС? Чтоб пойти на это, ему нужны, как минимум, два условия: мощная поддержка внутри страны и внешние союзники. Но обладает ли он ими?

Не похоже. Хотя тренды в сторону исламизма и пантюркизма в турецком обществе крепчают, тем не менее, оно гораздо менее однородно, чем имперский дурман в российском. Примечательно, что обсуждение и принятие поправок в парламенте проходило с драками. А один депутат в знак протеста даже приковал себя к трибуне. Что касается ЕС и НАТО, то, хотя большинство турок сегодня, быть может, к ним и индифферентны, но просвещенная и наиболее активная часть общества явно настроена прокемалевски и проевропейски. Да и атрибуты их все еще в силе: в стране официально действуют различные программы евроинтеграции и структуры, на нее настроенные. Даже сам Эрдоган, позволяя резкости против ЕС, подает их под соусом недовольства затянувшейся волокитой. А членство в НАТО является важнейшим атрибутом статуса страны в Европе и мире.

Если же идти на конфронтацию с Европой, то из сравнимых по значительности потенциальных союзников есть только одна страна – Россия. Однако, даже если считать личный конфликт между Эрдоганом и Путиным исчерпанным, гармонии в отношениях мешает одна очень веское разногласие – курды. Реальность состоит в том, что на войне в Сирии Россия контактирует с ними в лице Отрядов народной самообороны, а офис организации сирийских курдов «Демократический союз» в Москве был открыла буквально накануне визита Эрдогана в Москву 9 марта с.г. И это притом, что эти силы борются за создание на территории Сирии близ турецкой границы государства Курдистан (подобно тому, как де факто оно уже существует в Ираке), и являются той красной тряпкой, для борьбы с которой турки влезли в Сирию. Никакого движения к согласию по этой позиции не произошло и во время встречи Путина и Эрдогана на этот раз, хотя и было заявлено, что вопрос о процессе «нормализации» отношений впредь не стоит – он завершен. А это значит, что даже после возобновления экономических и гражданских связей в полном объеме – вплоть до реанимации «Турецкого потока» и строительства «Росатомом» АЭС «Аккую», сохраняется возможность очередного военного столкновения в Сирии.

Да и опыт всей мировой истории учит, что двум диктаторам в одном тазу всегда тесно. Они могут скрыто симпатизировать друг другу, как некогда Сталин и Гитлер, но это не избавляет от соперничества и вражды в политическом пространстве. Пантюркизму и Русскому миру в нем не развернуться. Потому что любой империализм безграничен. И рано или поздно, не здесь, так там интересы приходят к столкновению. Если не географически, то идеологически, если не тактически, то стратегически.

Читайте также