Facebook Вконтакте Твиттер RSS

Русская альтернатива

10 сентября 2016

Посвящённое выборам оперативное собрание длилось уже два часа, когда очередь дошла, наконец, до вопросов по внесистемной оппозиции. За "внесистемщиков" от различного рода патриотов и националистов отвечал Александр Иванович, хорошо известный в узких кругах мастер “сумеречного” PR-а. Многие подопечные называли его просто — Куратор.

— Александр Иванович, что у вас по Лидеру? — спросил Володин. 

В прошлый раз он уже отмёл две кандидатуры, и сейчас был настроен не лучшим образом. Володин изучил содержимое тонкой папки, переданной Александром Ивановичем ещё утром, но вопросы остались.

— Предлагаю Мальцевича. 

Володин почесал нос.

— Да, я прочитал. И склонен согласиться. Но под вашу ответственность.

Куратор изобразил понимание.

— Какая у него программа? Я имею в виду, в двух словах, — поморщился Володин, — без этих ваших многостраничных описаний.

— Мальцевич это "нормальный мужик против Путина", — Александр Иванович кашлянул. — Точнее "нормальный Русский мужик против Путина". Позиционируется как непримиримый, но здравомыслящий. Простой, но с хитринкой. Агрессивный, но в меру. Националист, но державный.

Володин неопределенно кивнул.

— Кстати, был за присоединение Крыма, Домбаса, Одессы, — добавил Куратор и повторил, — Державник.

— Ну хорошо, — вздохнул Володин. — Он пидорас?

— Вроде бы нет, — Александр Иванович слегка покраснел. Что он не знал этого точно, было недоработкой.

— Что значит "вроде бы"? — нахмурился Володин.

— Ну, если надо, он готов. Но я уверен, это не потребуется.

— Он хоть дегенерат? — насторожился Володин.

— Да, конечно. Дегенерат по Климову. Мы сразу перепроверили.

Володин молчал и задумчиво барабанил пальцами по столу. Другие участники оперативки с надеждой посмотрели на часы. Была пятница, все скучали и ждали только одного: чтобы заместитель главы администрации Президента уже принял какое-нибудь решение.

— В “ящик” его пускать будете? — с сомнением в голосе спросил наконец Володин.

— Желательно, — осторожно ответил Александр Иванович. — Иначе вся концепция разрушится. Ведь как должен рассуждать простой оппозиционист: “Власть ссыт, но сделать ничего не может, так как Мальцевич мужик честный и смелый. Режет правду-матку на всю страну. А власть его тронуть боится, потому как за ним Народ. Пускает даже в телевизор, так как связываться не хочет”. Ну и все в таком духе. А без телевидения он обычным маргиналом будет. У нас таких и без него навалом.

— Какую-такую правду-матку этот ваш Мальцевич будет резать на нашем телевидении? — Володину идея явно не нравилась.

— Ну… он, скажем так, будет.., — Куратор осторожно подбирал слова, — будет ругать Президента. Не правительство или Дмитрия Анатольевича, а прямо самого Президента. Но без фанатизма, конечно. Так, общими словами. Но зато какой эффект это произведет на недовольных! А всем остальным будет однозначно понятно — выборы честные.

— Может, его посадить на пару месяцев? — предложил вдруг сидевший рядом с Куратором Виталий Сергеевич, ответственный за либералов-изгоев. — Это ему рейтинг живо поднимет.

— Я обдумывал такой вариант, — отозвался Александр Иванович, — но потом пришел к выводу, что нам нужен, скорее, сценарий “супермен”, а не “мученик”. Люди сейчас очерствели и…

— Хорошо, — перебил его Володин. — Приступайте, но держите меня в курсе.

"А не выпускаем ли мы из нашей полит-технологической реторты чудовищного гомункула?" — подумал вдруг Куратор, ощущая какое-то глубинное беспокойство..."