Facebook Вконтакте Твиттер RSS

Школа для дураков

23 ноября 2016

Пошел процесс, как говорится, изнутри. Евгений Левкович на днях написал очень своевременный, но уж крайне мягкий по причине глубокой интеллигентность автора комментарий о бедах, поражающих современный российский гражданский активизм. Под которым смело может пониматься группа политически и оппозиционно активных граждан — от членов инициативной группы против вырубки парка до подписчиков треш-страницы политических новостей.

Левкович, как и Игорь Яковенко, на чью статью «Ремонт в либеральном доме» Левкович отвечал, своевременно (в том смысле, что позже уже было бы нельзя) сформулировали основные проблемы нашей условной оппозиции: неудачливость, неверие в себя, отсутствие здравомыслия, высокомерие, мышление глобальными категориями.

Это все правильно, но мягко. И скрывает главную проблему — в русской оппозиции мало умных людей.

Понимаете, какая штука. Антропологи утверждают, что в любой человеческой популяции всегда есть около 10% людей, способных воспринимать поэзию, политику, философию. Людей, разделяющих, принимающих гуманистические ценности. Эти 10% кочуют с концерта на выставку, с круглого стола на семинар. Их мало, и это, конечно, проблема. Но куда более серьезная проблема заключается в том, что способность воспринимать гуманистические ценности не коррелирует с уровнем интеллекта. А это значит, что умных в числе тех самых 10-ти процентов пропорционально ровно столько же, сколько и среди оставшихся 90%.

Чисто статистически, среди оппозиции почти 50% людей имеют IQ в районе 90-110 баллов. 20% — ниже 90 баллов. То есть, каждый пятый в этой среде глупее середнячка. То есть, дурак. Примерно 7% в группе — дураки конкретные, разной степени глупости, с IQ ниже 70 баллов. И почти 2% — инвалиды по умственному развитию. Умнее среднего умника, с IQ 111-120 баллов, всего 12% аудитории. Еще 6% — умнее этих умников, с коэффициентом интеллекта 121-130 баллов. 131-140 баллов — у 3% популяции. И только 0,2% имеют интеллект выше 140 баллов.

Фактически, совершать сколько-нибудь сложные умозаключения, решать логические задачи, иметь творческий потенциал могут лишь 9,2% населения. Увы, но для России этот процент еще ниже, потому что самый часто встречающийся балл по тестам IQ у нас не 100, а 96.

Итак, к чему я веду. Интеллигентный Евгений Левкович не сказал, что 9/10 оппозиционного электората имеет среднее, посредственное или ниже среднего интеллектуальное развитие.

И этот факт, увы, бросается в глаза. Говорю вам как человек, получивший в 16 лет 148 баллов при прохождении теста Векслера на английском.

Например, мне с каждым годом все тяжелее общаться с людьми в интернете. Потому что повальная интернетизация выводит в онлайн все более обширные слои, так сказать, населения. Потому что раньше для доступа в интернет был ценз: финансовый и социальный. В сеть выходили только те, кто мог заработать на компьютер и связь или обладал квалификацией, позволяющей работать на таком месте, где доступ в интернет был неограничен, а режим работы достаточно свободным. Сейчас никакого ценза для доступа в интернет нет. И интернет действительно глупеет. В том числе и оппозиционно настроенный. Вместе с интернетом «глупеют» СМИ, кинематограф, реклама — они подстраиваются под свою аудиторию. Это плохая новость.

Хорошая новость заключается в том, что интеллект, по утверждению некоторых ученых, можно развивать. А если не получится, то его можно... имитировать.

Например, человек с коэффициентом интеллекта 90-95 баллов не способен решать логические задачи средней степени сложности. Но он может выучить алгоритм их решения и применять его для самых опознаваемых задач.

Грубо говоря, если человеку с коэффициентом интеллекта 90 баллов повезло и он выбился в большие начальники (увы, среди менеджмента уровень IQ не зашкаливает), то можно попробовать объяснить ему ситуацию. Вот твой тест IQ, вот еще несколько тестов. У тебя проблемы с такими-то и такими-то логическими операциями. Ты вряд ли поумнеешь до того уровня, чтобы решать их своим умом. Но можешь научиться решать их умом чужим. Вот тебе алгоритмы, применяй их, если хочешь и дальше расти в карьере и скрывать свой посредственный ум. Не хочешь — быстро полетишь вниз, потому что на той высоте, куда тебе открылись двери, с посредственностями разговор короткий.

Вариант первый — человек смеется, говорит «адьё» и, спутав теплое с мягким в присутствии акционеров компании, теряет работу.

Вариант второй — человек задумывается и учится решать задачи по предложенному своду правил. Так, например, лишь меньшая часть детей понимает в начальной школе таблицу умножения. Большинство же ее просто заучивает и прекрасно справляется с арифметическими задачами. Так и здесь...

Все это я веду вот к чему. Мне, конечно, больно смотреть, что и среди оппозиции, среди несогласных, среди якобы здравомыслящих людей много глупых. Насколько их много, особенно хорошо видят авторы качественной публицистики. Потому что народонаселение ее теперь читает. Однако же понимать мало что понимает. Я, например, вижу, что очень большая часть моих читателей читает и комментирует меня увлеченно, но понимает плохо. Огромная часть аудитории не способна уловить смысл текста из одного абзаца. Примерно половина людей стабильно испытывают сложности с пониманием причинно-следственной связи. Не с абстрактным ее пониманием, а с пониманием ее описания. Весомая часть аудитории не может оперировать сложноподчиненными предложениями с несколькими придаточными. Подавляющая часть комментаторов не улавливает смысл в цепочке из трех и боле последовательно связанных предложений. По моим наблюдениям, 50% комментаторов не смогут нормально прочитать тургеневское:

«Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил себе под обшлаг пятирублёвую бумажку, причём, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался».

Научить читать такие тексты, я считаю, невозможно. Научить читать тексты еще более сложные — нереально.

Но можно научить человека ориентироваться в простых задачах, если он выучит некоторые логические схемы принятия решений и выводов. Без зазубривания аксиоматики, вычленения предикатов и азов логики первого порядка. Человеку, который не может прочитать свободно три предложения Тургенева, нельзя предлагать голую логическую модель — он должен видеть предельно узнаваемый и типизированный пример ситуации. Именно этим я и собираюсь заняться, периодически публикуя у себя в Фейсбуке уроки Школы для дураков.

Проблема обучения дураков заключается в том, что они своих проблем не видят. Не понимают. У дурака, как правило, с критикой проблемы. И с саморефлексией. Умом дурак никогда не поймет, что он дурак (иначе бы им не был). Но дурак может поверить.

Урок первый

Начинаем сразу со сложного. Пример: вы зашли в маршрутку с 15-ю пассажирами, следующими до района Нахаловка. Или в билетную кассу автовокзала поселка Аромашево. Или — в туалет ночного клуба в разгар концерта «Айовы». Протискиваясь сквозь толпу к свободному месту, вы трижды наступаете на ноги троим людям. И все трое в ответ безбожно вам хамят.

Дурак делает из этого следующий вывод: трое из пятнадцати человек здесь хамы.

Умный считает иначе: 100% тех, кто столкнулся с дискомфортом, проявили несдержанность и хамство. Из этого не следует, что оставшиеся 12 человек не хамы. Вероятность того, что хамами окажутся все 15 человек, очень высока. И финальный вывод: в Нахаловку ездят/в «Аромашево» живут/"Айову" слушают хамы. Но о том, как делать такие выводы, мы поговорим в другой раз.

Для закрепления результата еще примеры.

Я зарегистрирована на сайте «Дарудар». Много отдаю, не меньше беру. Скажем, каждый шесть человек, пожелавший, чтобы я ему что-нибудь подарила, в итоге не приезжает на встречу и не забирает вещи. Когда я пишу ему отрицательный отзыв, он в ответ хамит, называет меня дурой, сумасшедшей, придумывает отговорки.

Неправильный вывод: каждый шестой пользователь сайта «Дарудар» хам.

Правильный вывод: на сайте «Дарудар» каждый шестой — необязательный человек. И, возможно, большинство, если не все пользователи сайта «Дарудар» хамы. Просто, остальные не попали в конфликтную ситуацию.

Я пишу о том, что громко пить чай за столом неприлично. Из 50 комментаторов пятеро говорят: «А вот я швыркаю всегда чаем и прекрасно себя чувствую, ты же, Миронова, тупая овца и последняя гнида».

Неправильный вывод: 1) каждый десятый читатель Мироновой — грубиян, 2) каждый десятый читатель Мироновой швыркает чаем;

Правильный вывод: 1) швырканье чаем часто сопряжено с низким уровнем личной культуры, 2) хамов среди читателей Мироновой больше 10%, просто не все они этим текстом были выведены в зону конфликта, 3) хамы абсолютно точно не составляют 100% читателей Мироновой, 4) мы не знаем, сколько на самом деле читателей Мироновой швыркает чаем.

Это — простые примеры на одну из самых легких задач по определению репрезентативности выборки. Но такими словами мы бросаться не будем, так как школа — для дураков. И понимать здесь ничего не получится — надо принимать на веру...

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.