Facebook Вконтакте Твиттер RSS

Приговор

3 июня 2015

Со мной такое нередко случается: высказанные мысли совершенно не радуют, но испытываю горькое удовлетворение в момент, когда верность сказанного подтверждается.



Уже лет пять, если не больше, я постоянно твержу примерно следующее.


«Вся история разнообразных «догоняющих модернизаций» на периферии Первого мира неопровержимо доказывает: любые попытки импорта «вершков» — технологий, при неустанных попытках оторвать эти «вершки» от породивших их «корешков» — свободы выражения мнений, верховенства закона, эмансипации личности — ведут к неизбежному краху «модернизационных проектов». Учёные с мировыми именами не едут в Сколково, предприниматели не вкладывают средства в инфраструктуру, симфония грандов и пополо ни в какую не складывается — свирепый рагульский меркантилизм невозбранно правит бал на подведомственных просторах, дотла выжигая основу, на которой произрастает благополучие обществ — а именно, взаимное доверие как решающее условие возникновения горизонтальных социальных связей, без чего никакого обмена продуктами труда, то бишь экономики, не может быть по определению. Общества, где такие связи либо вовсе отсутствуют, либо рудиментарны, отчаянно несчастны и бедны — при том, что верхи этих обществ буквально купаются в богатстве. Однако по пристальном рассмотрении это богатство оказывается химерой: состояние окружающего обитаемого пространства таково, что обладатели богатств не могут свободно пользоваться своим богатством и вынуждены проводить время — и расходовать средства — там, где инфраструктура несравненно развитее. Постичь неразрывность «вершков» и «корешков» периферийным элиткам мешает многое, а в первую очередь — институциональное невежество. Мало того — своим невежеством они даже гордятся. И, загордившись окончательно, они решают: а ну её, эту модернизацию, к чёрту — как в бородатом анекдоте про цирюльника, который, пару раз порезав клиента неловкой рукой, вдруг с криком «Не получилось! Не получилось!» принимается со всей дури полосовать беднягу бритвой. А заканчивается всё очень просто: на окормляемой территории наступает Сомали. С несказуемой духовностью, а как же — и актуализировавшимся адом, где, кроме духовности, никому и ничему нет места.


Я категорически настаиваю на том, что главной причиной начавшейся долгой, системной конфронтации между Западом и Кремлём послужил именно осознанный отказ последнего соответствовать динамике меняющегося мира. Нежелание и, как следствие, неумение адаптироваться к переменам стали триггерами запущенной зачистки общественно-политического ландшафта и радикального упрощения социума. Так им легче управлять. Кремлёвские деятели не одиноки в своей реакции на проблему усложнения реальности: точно так же реагируют прочие «самобытчики» вроде исламистов и боливарианских революционеров, а для того, чтобы сбить с толку «малых сих», силами коллективного Погрома Вассермановича Дугиняна и прочих КОБов в подрясниках это самое пространство накачивается истерикой про то, что архаизация выгодна зловредному Западу. Бурная активность Кремля в деле возвращения к эпохе так называемых «сфер влияния» как раз способствует тому, чтобы преградить путь западным инновациям в гуманитарной и социальной области: кремлины у себя, а ислам у себя норовят устроить эдакие no-go зоны, где архаизация получит полную свободу распространения. Больше того: ни те, ни другие не удовольствуются обороной. Они собираются накопить силы и перейти в наступление на ненавистный Первый мир. Если нельзя зажечь свет свободы у себя, под строгим неусыпным контролем и в специально отведённых для него местах — значит, нужно погасить его совсем и везде. Точно так рассуждали советские вожди: чтобы люди не разбегались из коммунизма, коммунизм должен быть повсюду».


В сюжете отчётливо видно, как г-н Соловьёв сначала норовит заткнуть рот гостье, а затем неуклюже пытается вывернуть её слова наизнанку. Дискуссия по-прежнему невозможна. Ещё раз: href="http://rufabula.com/articles/2013/08/27/s... дискуссии — нет элиты. Точка.


Да, СССР именно проиграл Холодную войну. Проиграл с треском и позором. С таким треском и таким позором, что никому даже в голову не пришло заставить его подписать безоговорочную капитуляцию, — настолько очевидным и всеобъемлющим было поражение. СССР создал «экономику», бессильную не то, что удовлетворить растущие материальные и духовные запросы, но элементарно досыта накормить собственный народ. Даже вынесенная под полой с родного завода кровать при сборке превращалась в «автоматкалашникова». Ничего удивительного в том, что под тяжестью пятидесяти тысяч танков державный хребет затрещал и сломался, нет. То был момент, когда надо было заставить капитулировать. Официально.


Но этого не сделали. Пожалели и пожадничали, прикинув, во что обойдутся издержки прямого администрирования. Как выясняется, пожадничали напрасно. Скупой платит дважды.


Вал макулатуры, живописующий подвиги попаданцев, побеждающих гидру американского империализма, поднялся не вчера. Спрос на подобное чтиво существовал в народе и усиливался год от года, по мере того, как росло благосостояние. Рост этот был, однако, обусловлен не развитием, а резким увеличением природной ренты. Доход от неё увеличился так быстро и так сильно, что у россиянской элиты-пилиты банально не хватало ни рта, ни жопы, чтобы всё это сожрать. Но люди, на самом деле, всё чувствуют. И люди остро ощущали несправедливость жизненного уклада. Но при этом не могли, и, главное, не хотели понять, что и кто в этом виноват, и предпочитали обвинять в происходящем буквально всех и вся, кроме самих себя и собственной элиты. Картина мира, существующая в голове современного массового обитателя РФ — дикая помесь шапкозакидательства с паническим страхом «убьют-ограбят-изнасилуют», обильно сдобренная самой невероятной конспирологией.



Ничем, кроме хладнокровной, неумолимой, последовательной и очень длительной деархаизаиции с последующим просвещением бороться с этим состоянием умов невозможно. Ну, можно, конечно, попытаться всех носителей архаики в головах просто убить. Путинский режим вносит в этот процесс посильную лепту, отправляя состоявшихся и несостоявшихся вертухаев подыхать за «Новороссию». Но их всё-таки слишком много — всех, по крайней мере — таким способом, не перебреешь. А деархаизация, как мы можем убедиться на примере Германии, возможна только в условиях, когда элита подписывает безоговорочную капитуляцию и подчиняется внешней администрации. Я думаю, немецкая элита продемонстрировала предельно рациональное поведение, являющегося следствием признания собственных ошибок. Это пример честности и ответственности, для нынешних кремлёвских короедов недосягаемый — ни при каких обстоятельствах.


И русским придётся с этим что-то делать. Я лично желаю им много-много терпения и удачи.