Facebook Вконтакте Твиттер RSS

The Washington Post: Конец путинской таинственности Перевод

5 апреля 2014
The Washington Post: Конец путинской таинственности
Со времен своего молниеносного взлета в 2000 году Владимир Путин был окружен аурой несокрушимости, пишет в своей статье для блога The Washington Post политолог М. Стивен Фиш (Калифорнийский университет), автор книги «Демократия в России сошла с рельсов: неудача открытой политики» (Democracy Derailed in Russia: The Failure of Open Politics).

«Этот человек мог вернуть мертвую экономику к жизни и сделать так, чтобы Россия снова начала что-то значить на мировой арене», — продолжает автор.

Но, на взгляд Фиша, мистическая аура Путина держалась не только на экономических достижениях и российском национализме. Третьей опорой было то, что автор называет «демофилией» — любовью к народу. Большинство россиян не требует гражданских прав и честных выборов, но ждет от лидера заботы о своем благосостоянии.

«Но репутация демофила держится на том, что человек хотя бы создает впечатление, что благо народа для него важнее, чем личное обогащение и подкармливание приятелей», — говорится в статье.

После парламентских выборов 2011 года имидж Путина начал разрушаться. Вообще-то россияне привыкли к фальсификациям на выборах, продолжает Фиш. На его взгляд, истинная причина массовых акций протеста была в другом: «общество все более обеспокоено „загниванием“ в верхах».

Путин был шокирован демонстрациями и в ответ ограничил потоки информации, постарался укрепить свой имидж националиста.

«Чтобы выяснить, насколько обоснованы страхи Путина, нужно разграничить коррумпированный, но все еще действенный режим, которым Путин руководил в свой первый срок, и криминальное государство, которым он теперь правит», — говорится в статье. Когда-то Путин направлял нефтегазовые доходы на погашение внешнего долга и создание стабилизационного фонда. Теперь же деньги текут в других направлениях.

Разворот к клептократии совпал с пробуксовкой экономики. Теперь Путин полагает, что его политическое выживание невозможно без сохранения двух остальных опор — «возрождения величия страны» и его репутации демофила.

Идеальным выходом ему кажется бросок на Украину. Этот шаг укрепляет великодержавный национализм, а также дает Путину «предлог ограничить приток информации из-за границы, в том числе и в первую очередь откровений о все более хищнических обычаях его правительства», говорится в статье.

По мнению Фиша, Путин понимает, что действия в Украине испортили его международный имидж, над которым он тщательно работал. Но он готов пожертвовать этим имиджем, так как «страшится, что откровения о коррупции разрушат его мистическую ауру в России», говорится в статье.

Фиш считает: уловка Путина «на какое-то время отсрочит порчу его репутации демофила, но рано или поздно, наоборот, ускорит этот процесс». Крым и наращивание оборонного бюджета потребуют крупных расходов. Вражда с Украиной означает, что с мечтой о Евразийском союзе можно распрощаться, тем более что Назарбаев опасается за северные области Казахстана.

Тем временем США и другие страны называют имена российских чиновников, чьи активы замораживают. По мнению автора, политический эффект этих откровений еще опаснее для российских правителей, чем экономические последствия санкций.

«Опыт России свидетельствует, что демофилия — не заменитель демократии; идея „власть для народа“ в конечном итоге требует дать власть народу», — заключает автор.
По материалам Inopressa